ПОКЛОН БАЙКАЛУ И ИСТОРИИ

ПОКЛОН БАЙКАЛУ И ИСТОРИИ
Каждый год весной сотрудники УФСБ России по Иркутской области выходят на особенную лыжню: по своим техническим характеристикам она совсем не похожа на прикатанные замкнутые трассы городских лыжных стадионов. Протяжённость маршрута – 34 километра. Он берёт своё начало у станции Восточно-Сибирской железной дороги «Переезд», затем проходит по льду озера Байкал и оканчивается на его берегу, в Слюдянке. Нынешней весной команда Управления вышла на трассу уже в 41 раз.

Каждый год весной сотрудники УФСБ России по Иркутской области выходят на особенную лыжню: по своим техническим характеристикам она совсем не похожа на прикатанные замкнутые трассы городских лыжных стадионов. Протяжённость маршрута – 34 километра. Он берёт своё начало у станции Восточно-Сибирской железной дороги «Переезд», затем проходит по льду озера Байкал и оканчивается на его берегу, в Слюдянке. Нынешней весной команда Управления вышла на трассу уже в 41 раз.

Байкальский маршрут не прост. На дистанции встречаются и крутые скалистые спуски, и коварные ледяные настилы, образовавшиеся из-за зимних разливов впадающих в озеро рек. Идёшь по лыжне и чувствуешь холодное, ледяное спокойствие заснеженного Байкала – в это время года он ещё крепко спит и совсем не спешит просыпаться.

Лыжный переход проходит мимо местных памятников инженерного искусства – мостов легендарной Кругобайкальской железной дороги (КБЖД) и нескольких тоннелей начала прошлого века, связавших воедино запад и восток нашей страны протяжённой транссибирской магистралью.

Важное историческое значение этих мест определило и назначение этого уникального в своём роде мероприятия – не только испытать на льду озера физическую выносливость сотрудников, но и сохранить традиции иркутского Управления, которые предписывают всячески беречь и укреплять невидимые духовные скрепы между разными поколениями работников органов безопасности. Это не лыжный поход, а именно, преодоление пути..

Первопроходцы рассказывают

Чтобы узнать, как первая команда иркутских чекистов готовилась к покорению байкальской трассы, я встретился с ветеранами Управления Владимиром Куницыным и Владимиром Сенотрусовым. Они и сегодня активные физкультурники, а в прошлом деятельные организаторы лыжных переходов по льду Байкала.

– В преодолении серьёзных маршрутов мы были далеко не первыми иркутскими динамовцами, – начал рассказ Владимир Куницын. – Ещё в начале тридцатых годов наши земляки-коллеги в стремлении продемонстрировать силу, выносливость и преданность Родине, покоряли сложнейшие, беспримерные дистанции на велосипедах и лыжах. И их пройденный километраж был намного серьёзнее нашего.

Об одном из лыжных походов иркутян всей стране в 1935 году рассказал журнал «Физкультура и спорт». Стартовав 30 ноября 1934 года на северном берегу Байкала в посёлке Нижнеангарске, пятеро лыжников финишировали 30 апреля 1935 года в Мурманске. При планировании маршрута консультанты-географы были настроены скептически, в возможность удачного финиша не верили, но настойчивость и выносливость лыжников развеяли все сомнения. Передвигаясь в некоторых местах со скоростью не более 6 километров в сутки, небольшой, но мужественный отряд преодолел горные перевалы Байкальского хребта, перешёл через реки Лена, Енисей и Обь, по безлюдной тундре вдоль суровых берегов Баренцева и Белого морей, пересёк Кольский полуостров. За пять месяцев группа под командованием Ивана Попова в составе Адольфа Куликова, Александра Шевченко, Константина Бражникова и Евгения Егорова оставила позади 8 200 километров.

Сейчас невозможно определить, когда была сделана единственная сохранившаяся коллективная фотография отряда – до старта или после финиша – но она даёт представление о простом инвентаре команды: валенки, гимнастёрки, винтовки, в руках палки, какие при поломке без труда заменишь в лесу.

– Когда появилась идея впервые совершить переход «Переезд — Слюдянка», я только начинал свою службу в органах безопасности, — продолжает Владимир Куницын, — и, конечно, мы не ставили перед собой цель повторить высокие спортивные результаты своих предшественников. Идею организовать необычный лыжный поход предложили заядлые туристы, сотрудники Управления – Анатолий Андреевич Швидкий и Алексей Мефодьевич Леонов. Помню наше первое организационное собрание – тогда старшие товарищи очень серьёзно подошли к сборам – взяли топоры, котелки, продукты. В первый переход отправилось не более 10 человек, и содержимое рюкзаков каждого было заранее расписано. Распределили и роли членов команды. Двух наиболее подготовленных лыжников было решено использовать в качестве авангарда – убегая вперёд, они спускались к Байкалу для оборудования места стоянки и розжига костра. Ещё один «матёрый» замыкал колонну – в его рюкзаке находилась медицинская аптечка и лыжный ремкомплект.

В дальнейшем разработанная первопроходцами тактика движения лыжной команды в лесу и по льду озера не раз доказала свою эффективность. За более чем сорокалетнюю историю перехода она практически не претерпела изменений.

Загадка истории

Однажды, в один из переходов лыжники сделали для себя уникальную находку.

– На половине пути как обычно остановились на привал – на берегу реки Большая Крутая Губа, у подножия горы и в нескольких сотнях метров от Байкала, – рассказывает Владимир Сенотрусов. – Рядом находится старое заброшенное кладбище – некоторые памятники выглядывают даже из-под глубоких сугробов. Наше внимание привлекло надгробие из белого мрамора с изображением пятиконечной звезды. Стали изучать надпись. Каково же было наше удивление, когда под инициалами и фамилией захороненного здесь М.А.Михайлова мы разглядели чёткие очертания слова «чекист».

С тех пор посещение памятника сотрудниками Управления стало постоянным пунктом в программе каждого лыжного перехода. И, конечно, всех заинтересовала история жизненного пути М.А.Михайлова. Почему ему был установлен памятник? Всё-таки мраморный камень правильной геометрической формы надо было не только приготовить, но и доставить на место захоронения. И почему на памятнике увековечена профессия человека? Какую задачу он выполнял? Сопровождал ли литерный поезд или обеспечивал безопасность стратегических мостов и тоннелей КБЖД? А, может, преследовал банды, разгулявшиеся в этих местах в 20-е годы? Одни вопросы. К поискам ответов Владимир Сенотрусов подошёл серьёзно:

– Конечно, мы решили установить биографию этого человека, – вспоминает ветеран, – провели, говоря нашим языком, оперативно-разыскные мероприятия: исследовали архив Управления, отправили запросы в фонды КГБ СССР, комитета обороны и железной дороги. Но все труды никакого результата не дали. Биография М.А.Михайлова, даже в грубых штрихах нам до сих пор не известна. Предполагаем, что захоронение сделано в период с 1925 по 1935 годы. В этих местах разворачивались горячие события гражданской войны – всё же Кругобайкальская железная дорога имела серьёзное стратегическое значение для всех участников конфликта и всегда была уязвима для диверсантов. Множество тоннелей, мостов и нависающие над ними скалы не раз становились целями для умельцев со взрывчаткой: например, в июле 1918 года при отступлении красногвардейцы взорвали «Киркидайский» тоннель, также покушались на «Киркирейский», но были убиты в бою. После становления Советской власти задачи по охране железнодорожных объектов были возложены на сотрудников СибЧК – ИркГубЧК – ОГПУ.

В музее Управления сохранилась фотография памятника чекисту, сделанная во время перехода 1985 года – на ней хорошо видна выбитая на камне надпись. Сегодня невооружённым взглядом гравировку уже практически не разглядеть. И хотя даже мрамор не вечен, ежегодная остановка в этом месте команды лыжников означает, что память о М.А.Михайлове и о других сотрудниках органов безопасности, отдавших свои жизни за Родину на скалистом байкальском берегу, жива.

Испытание Байкалом

Стоит пройти от традиционного места привала двести метров, как лыжнику откроется панорама на уникальные инженерные сооружения – два моста кругобайкальской железной дороги через место впадения Большой Крутой Губы в Байкал.

Первый мост длиной 74,7 метра построен из байкальского камня в 1904 году. Следующие 10 лет по нему проходил единственный железнодорожный путь КБЖД. С ростом объёмов грузоперевозок на Трансибе «Кругобайкалка» стала двухпутной, и в 1914 году в этом месте был построен второй мост. Его опоры также возведены из камня, а пролёты из нового для того времени материала – железобетона.

Просто пробежать под арками мостов невозможно: каждый лыжник останавливается и хоть пару минут разглядывает труды инженеров – железнодорожников ушедших поколений. Самые любопытные поднимаются наверх – оттуда открывается великолепный вид на Байкал.

Сразу за мостами начинается ледовая часть перехода. Лыжня сразу уводит команду от берега озера.

– Недавно посчитал: за тридцать лет службы я прошёл переход 29 раз, – рассказывает Владимир Куницын, – и каждый раз Байкал встречал нашу команду по-разному. В один год лёд может быть усеян торосами, преодолевать которые непросто даже подготовленным лыжникам, в другой – лыжню заметёт так, что приходится протаптывать снежное поле самостоятельно, в третий – вода в некоторых местах выходит на поверхность и на лыжи начинает налипать снег, надолго лишая их нормального скольжения. Были, конечно, годы, когда всё складывалось очень удачно – например, однажды в жаркую погоду мы шли через Байкал с голым торсом. Вот это было удовольствие! Впрочем, наш переход, даже несмотря на трудности в пути, всегда приносит массу положительных эмоций.

– В пути было разное – на маршруте ломали палки, лыжи, крепления – здесь и пригождался ремкомплект. Останавливались всей командой и ремонтировали, никого не бросали в пути, – продолжает Владимир Сенотрусов, – Без палок пройти маршрут очень тяжело – поэтому ремонтировали их обязательно: фиксировали поломанные куски между собой шурупами, ремешками, верёвками. Главный секрет наших удачных финишей, а они все без исключения удачные, всегда заключался именно в командном духе и взаимовыручке.

Если в первые полчаса путешествия по льду Байкала отвлечься от лыжни и вглядеться в прибрежную полосу, то можно увидеть расположенные друг за другом четыре тоннеля КБЖД, украшенные каменными порталами. Чуть дальше на горизонте начинают смутно проявляться заснеженные вершины Восточного Саяна и втиснутая в предгорье Слюдянка, в прошлом — крупный центр горнодобывающей промышленности. Вот здесь наступает переломный момент, когда так необходимо второе дыхание – лыжники уже устали, а берег приближается хоть и верно, но уж очень медленно.

Последние метры до финишной черты даются наиболее трудно. Вот уже рядом бетонные плиты берегоукрепления и долгожданный автобус, на котором вся команда вернётся в Иркутск. К этому моменту в походных флягах уже закончилась вода, поэтому вся надежда на припасы, оставленные перед стартом в салоне автобуса...

– Очень хорошо, что традиция байкальского лыжного перехода продолжается, – в заключении беседы отметил Владимир Куницын, – На лыжню ведь выходят и молодые сотрудники, и бывалые, поэтому с точки зрения сплочения коллектива, проверки его слаженности в непривычных условиях испытание Байкалом подходит идеально. Ну, а учитывая историческое значение маршрута, ежегодный переход – это наша дань памяти ушедшим поколениям сотрудников органов безопасности.

Позади 34 километра лыжни и несколько часов суровых испытаний. Для многих членов команды весенний переход – последнее событие в уходящем лыжном сезоне, но уже по пути в город все задумываются о следующем старте — через год.

Вадим Фоминых, участник перехода

13:19

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!